«Танцевальная чума» или «Пляска святого Витта»

Многие болезни далёкого прошлого успешно лечатся средствами нынешней медицины. И всё же некоторые до сих пор представляют собой загадку для учёных. Нет, речь не идёт об онкологических или других неизлечимых заболеваниях. Просто описание симптомов настолько необычно, что попросту ставит в тупик исследователей. И ладно бы заболевание было единичным – это можно было бы списать на аномалию. Но ведь целые регионы порой поражались болезнями необычной этимологии. Одной из таких болячек была «танцевальная чума» или «пляска святого Витта». Начиная со второй половины XIV века на протяжении 200 лет вспышки данной загадочной хвори фиксировались по всей западной окраине Священной Римской империи. Наиболее массовое поражение народа случилось в Страсбурге в начале XVI столетия.

«Танцевальная чума» или «Пляска святого Витта»

Танец со смертью на берегах Рейна

В далёком 1518 году в самый разгар июля горожанка Троффеа вышла на улицу Страсбурга и стала… танцевать. На всяческие уговоры мужа она не реагировала и закончила пляску лишь к вечеру, когда совсем выбилась из сил. На следующий день танцы повторились. На сей раз они стали объектом пристального внимания не только соседей, но и прохожих. Подобные шоу женщина продолжала устраивать ещё несколько дней, пока силами муниципалитета её не отправили на воды в святилище святого Витта (Витуса), что располагалось близ города Саверна. Там, по свидетельствам священнослужителей, фрау Троффеа пришла в себя.

Но на этом представления не закончились – теперь танцевальные па изображали уже несколько человек из бывших зрителей. Всего за полтора месяцев «танцевальной чумой» переболело около 400 человек из города. При этом современники отмечали, что сами пляшущие никак не могли остановиться. Якобы у тех пропадал контроль над телом в это время. И когда истощённые к вечеру танцоры наконец падали без сил, то просили помочь им избавиться от столь утомляющего недуга.

Пляска до упаду или мольбы святому Витту?

Обеспокоенные состоянием дел, городские власти даже собрались на заседание, чтобы решить, как поступать с больными – ведь заболевание оказалось заразным! Каждое сословие высказывало свою точку зрения на возникший ниоткуда недуг. 

Церковники, как всегда, считали подобное явление божьей карой за грехи, а танцующих – «одержимыми бесами». Следовательно и излечение должно быть даровано в молитвах. 

Лекари почти единодушно считали, что танцевать больных заставляла «горячая кровь». Сторонники подобной гуморальной теории предлагали в качестве панацеи кровопускание. Данная мера, по их мнению, способствовала обновлению крови, а, следовательно, избавлению от хвори. Но перед самой процедурой человек должен был дотанцеваться до полной обездвиженности.

Напомним, что гуморальная теория, царившая с подачи Авиценны в медицине более тысячи лет, основывалась на содержании 4-х жидкостей в организме человека: крови, флегме, лимфе и желчи. Соответственно переизбыток одной из них провоцировал заболевание. Если же избавить больного от излишков, то он должен пойти на поправку.

Тем не менее болезнь прогрессировала. И если бы всё заканчивалось танцами… Ежедневно на улицах города умирало по 10-15 человек, одержимых «пляской святого Витта». Муниципалитет, чтобы облегчить судьбу страждущих, даже организовал закрытые танцплощадки. Под них отводились все свободные помещения в городе. Здесь играли приглашённые музыканты и дежурил доктор, чтобы вовремя отреагировать на случаи изнеможения среди заражённых. Власти всё ещё надеялись, что действие проклятия прекратится само собой.

Но подобные меры лишь усугубляли обстановку, а не способствовали прекращению эпидемии. В итоге городские власти решили действовать от обратного – запретили какие-либо танцы, убрали все танцплощадки, а самих плясунов отправить к святилищу святого Витта, где прежде получила исцеление фрау Троффеа. Большинство людей, отправившихся в город Саверна, вернулись оттуда исцелёнными.

Святой Витт – почему молились ему?

Святой Витт считался покровителем танцев. Соответственно и для получения его благословения следовало потанцевать перед статуей святого. Поскольку покровитель даровал здоровье, так необходимое для обездоленных и истощённых людей, танцы уже становились своего рода манией. Зачастую ритуальные пляски перед изображением святого путали с той самой хореей как раз из-за их продолжительности.

Следует отметить, что «танцевальная чума» распространилась и на другие континенты. Были свидетельства о массовых танцевальных помешательствах в Бразилии, Кении, на Мадагаскаре. То есть там, где религия ставилась во главу угла в социуме.

Современники о причинах эпидемии

В наши дни вспышки подобного заболевания не зафиксированы, потому учёные в своих изысканиях опираются на мнения современников «танцевальной чумы». И мнения эти на счёт причин болезни достаточно противоречивы.

Мнение Парацельса

Известный учёный-реформатор Парацельс, прибывший через 8 лет после начала эпидемии, считал, что это психологические манипуляции. Пани Трофеа попросту желала изменить что-то в супружеской жизни и потому стала танцевать. Возможно, ей попросту нужен был отдых от непосильных домашних обязанностей. Другие же стали ей подражать, поскольку способ оказался действенным. Парацельс даже дал имя этому душевному расстройству – «хореомания». При чём заболевание было отмечено в трёх разновидностях:

  • Сладострастная хорея (Chorea lasciva), определяемая половым влечением на людях, «без какого-либо страха и уважения» к супругу.
  • Хорейская фантазия (Chorea imaginativa), спровоцированная постоянными ругательствами и агрессией. 
  • Настоящая хорея (Chrorea naturalis), причиной которой называлась обычная физическая усталость.
  • Всему виной грибок!

    Немало людей считало грибок спорынью, что паразитирует на питательных злаках, виновником «танцевальной чумы». Якобы наевшись хлеба из поражённой пшеницы и ржи человек начинает галлюцинировать и впадать в судорожное состояние, которое приводило к диким пляскам.

    Мнение Джона Уоллера

    Джон Уоллер, писатель-публицист, в своей книге «Время танцевать: время умирать» опровергал предыдущую гипотезу о спорынье. В качестве аргумента он приводил блокирующие свойства психотропных веществ из спорыньи. Дескать, при попадании в кровь они не только вызывают конвульсии и галлюцинации, но также ухудшают кровообращения, делая тем самым человека как бы парализованным. Соответственно никаких активных действий заболевший не мог бы воспроизвести, а тем более танцевать.

    В свою очередь Джон Уоллер выдвигал предположение о психической природе болезни под названием «пляска святого Витта». Транс, в который впадали множество человек, по сути был массовым помешательством на фоне тяжёлых обстоятельств жизни. Достаточно вспомнить неурожаи, многочисленные эпидемии и прочие бедствия, усугубляемые политическим коллапсом власти и социальной несправедливостью. В качестве аналогии писатель приводит вспышку эпидемии смеха в Танзании в 1963 году.

    В пользу данной теории говорят и психологи. Ведь известно, что в годы катаклизмов – неурожая, боевых действий, смены власти – люди подвергаются давлениюна психику. Те, кто слаб душевно начинают страдать и физически. Впрочем, стоит отметить, что «танцевальная чума» после XVII века более не повторялась на землях Европы.

    +375 (29) 114-33-33