Кароси – смерть от переработки

В наш индустриальный век, когда большинство работ ориентированы на молодёжь, участились случаи летального исхода из-за переработки. Напряжённый график, невозможность рассчитать свои силы, выгорание и мнимая уверенность в своём здоровье – вот основные причины подобный смертей. При этом разговор не идёт о внезапной остановке сердца или производственной травме. Кароси – это фактическое самоубийство ввиду психологической невозможности выполнить весь круг рабочих обязанностей.

Кароси – смерть от переработки

Страна Восходящего Солнца наиболее страдает от смертности из-за переработки. Мировая статистика говорит, что и на другие страны начинает распространяться подобная тенденция. Говорить о назревающей проблеме начали тогда, когда смертность от кароси стала соизмеримой с количеством погибших в ДТП. Родственники умерших предъявляют многомиллионные иски корпорациям, спровоцировавших на совершение суицида. Но какими бы колоссальными ни были бы выплаты, человека к жизни ими не вернёшь.

Историческая справка

Смертность из-за переработки тщательно скрывалась компаниями от официальных лиц. Первым зафиксированным случаем считается самоубийство в 1969 году сотрудника одной из газет Токио. Однако ещё во втором десятилетии прошлого века работницы с шёлковой фабрики предпочитали упокоиться на дне близлежащего озера Сува, нежели дальше работать в столь невыносимых условиях. Администрация даже обнесла водоём колючей проволокой, но такая превентивная мера отнюдь не разрядила обстановку на производстве.

Дальше – больше. Ненормативный рабочий день в Японии становился нормой, нагрузка на персонал возрастала. Так, в 90-х годах суицидальных случаев случалось до сотни в год, а в новом тысячелетии их количество стало измеряться четырёхзначной цифрой. Законодательные меры пресечения подобного не возымели действия, ибо каждая корпорация внутри устанавливает свои правила для набранных в штат людей.

Корпоративная культура

Главным фактором, почему в Японии обнаружился всплеск самоубийств на почве переработки следует назвать корпоративную культуру. В 50-е годы прошлого века, когда на разработку какого-либо оружия был наложен запрет, все милитаристские заводы в срочном порядке переквалифицировались на промышленные предприятия. Мы знаем, что это спровоцировало технологический бум. До сих пор лейбл «Made in Japan» считается синонимом качества. Но к этому величию корпорации пришли на плечах своих трудолюбивых сотрудников. В обмен на лояльность и ненормированный график последним гарантировалась занятость вплоть до престарелого возраста. Работать на одном месте 20, а то и 40 лет было нормой.

Вскоре лояльность работников, согласие на гибкий график и прочие неудобства, сыграли против них же. Если в Соединённых Штатах автомобильный концерн «General Motors» для создания и обслуживания того же самого количества автомобилей задействует 700 тыс. человек, то в Японии автомобильная фирма «Toyota» ограничивается 90 тыс. человек. Каким бы автоматизированным и организованным ни было бы японское производство, оно не может свести работу 8 человек к работе одного.

Почему люди мирятся с подобным положением дел? На менталитет среднестатистического японца всё ещё наложен отпечаток средневекового подчинения своему даймё. Лояльность к компании не только культивируется, но активно поощряется. А вот отступившие на йоту публично порицаются. Так, строго соблюдающий распорядок рабочих часов будет подвержен остракизму среди коллег. В трудовом договоре даже имеется отдельный пункт, что работник согласен добровольно (и бесплатно!) на переработки. По факту это означает, что человек вместо положенных 40 часов отрабатывает 50, а то и все 60 часов в неделю.

Реальное положение вещей

Преданность своему работодателю порой переходит все рамки абсурда. Дети обучаются в интернатах, супруги видятся лишь по ночам, а одинокие работники даже снимают жильё поближе к работе на будние дни. Сон в транспорте или на рабочем месте стал привычным. Для него даже нашлось определение – инэмури. Питаются офисные работники прямо на месте быстро развариваемой рисовой лапшой.

Тотальная занятость приводит к тому, что во время тех нечастых выходных человек не знает, чем себя занять. Просмотр телевизора или компьютерные игры отнюдь не способствуют расслаблению. Как таковая личная жизнь сведена на нет. Человек ждёт не дождётся, когда же опять выйдет на работу, чтобы получить хоть какую-то цель в своей жизни.

Вопреки распространённому мнению, переработки не идут на пользу и самим корпорациям. Оставаться на рабочем месте длительное время – не означает использовать его продуктивно. Начальник вполне может в это время читать газету, а работник – общаться в соцсети. Выгорание начинается в среднем возрасте. В 40 с лишним лет человек уже малоэффективен и его стараются заменить на более молодого и продуктивного, готового приложить больше усилий за меньшую плату. Опытному сотруднику приходится либо уходить на улицу в никуда, либо соглашаться на меньшую оплату труда, тем самым нивелируя свои знания и умения.

Провоцирующие факторы

В больших компаниях самоубийства не редкость. Как отличить суицид, свершившийся на почве личностных отношений или психологических проблем, от кароси? При рассмотрении каждого случая в ходе судебных разбирательств анализируют наличие следующих факторов:

Фактор массовости. Несколько попыток суицида за короткое время – это уже тревожный звоночек. Все сотрудники находятся в практически равных условиях, и если они невыносимы, то люди накладывают на себя руки.

Гендерный фактор. Чаще всего от кароси страдают женщины. Они наиболее уязвимое звено и больше всего страдают от психологического давления своего непосредственного руководства.

Возрастной фактор. Человек среднего или пожилого возраста лучше адаптируется к сменяемым реалиям. К тому же нагрузка на таких сотрудников росла постепенно. Иное дело – подрабатывающие студенты последних курсов или только закончившие ВУЗ. У них нет моральных сил противостоять моральному давлению старших.

Фактор третирования. Жёсткое третирование, остракизм в коллективе, публичное осуждение за малейшую провинность приводит к неврозам. Воспитанный в духе уважения и почитания корпоративной культуры, сотрудник не находит ни в ком из коллег, а то и в семье поддержки.

Волевой фактор. Не каждому дано быть героем и сильной личностью. Но даже нормальный человек в условиях тотального гнёта превращается в слабовольного. Наблюдая за тем, как его коллеги кончают жизнь самоубийством, он не находит иного решения и также выпрыгивает из окна или принимает повышенную дозу снотворных таблеток. 

+375 (29) 114-33-33